Soldiers of Empires 2

СССР - Стрелковые дивизии

Re: СССР - Стрелковые дивизии

Postby Igor Kulakov » June 9th, 2012, 10:15 am

52 стрелковая дивизия

52-я стрелковая дивизия
1935 сформирована в МВО
26.12.1941 преобразована в 10-ю гв.сд

Межвоенный период
к 08.1939 дислоцировалась в Мозырском УРе (район Калинковичи)
08 - 09.1939 участвовала в походе в Восточную Польшу (Западную Белоруссию) в составе 23-го оск БФ
под Шацком в перестрелке с поляками тяжело ранен комдив Руссиянов
1939 - 1940 участвовала в Зимней войне
сосредоточена главными силами в Мурманске, а 58-й сп на полуострове Рыбачем. После захвата Петсамо, морем переброшена в этот порт
18.12.1939 продвинулась из Петсамо до 110-го километра Рованиемского шоссе, где перешла к обороне до конца войны
Великая Отечественная война
в действующей армии: 22.06.1941 - 26.12.1941 [1]

На 22.06.1941
Принадлежность 14-я А ЛВО [3]
Дислокация Мурманск, Мончегорск, Кировск
Местоположение
Комначсостав
командир ген.-майор Никишин Николай Николаевич [2]
Состав
58-й сп
112-й сп
205-й cп
158-й ап
208-й гап
54-й оиптд, 314-й озад, 62-й рб, 29-й сапб, 7-й обс, 37-й медсанбат, 61-й атб, 191-й пах, 42-й двл, 141-я дарм, 105-я ппс, 201-я пкг [1]

Начальники и командиры дивизии
до 11.07.1937 комдив Даненберг Е.Е. (арестован и расстрелян)
02.1938 - 08.1940 комбриг Руссиянов И.Н.
29.11.1939 - 27.07.1941 комбриг, с 04.06.1940 ген.-майор Никишин Николай Николаевич [2]
28.07.1941 - 01.10.1941 полк. Вещезерский Георгий Александрович [2]
02.10.1941 - 26.12.1941 полк. Пашковский Михаил Казимирович [2]

52 сд (отдельная, из 14А)

опыт сов- фин. войны

мурманск
вдоль кировской ж/д от Мончегорска до Мурманска
входила в 14 армию
User avatar
Igor Kulakov
IgorLab Software TEAM
IgorLab Software TEAM
 
Posts: 2630
Joined: November 21st, 2011, 11:18 am
Location: Evil Empire

Re: СССР - Стрелковые дивизии

Postby Igor Kulakov » June 9th, 2012, 10:16 am

53 стрелковая дивизия

53 сд (63СК 21А)

в ней: 110 сп, 36 артполк, другие полки

на 10.07.41г к-р полк-к Ф.П.Коновалов

в ж/д эшелонах ок. Гомеля, Орши

12 сп, 110 сп, 223 сп, 36 лап, 64 гап



53-я Новоукраинская Краснознаменная стрелковая дивизия

1931 сформирована

Наименования и награды
18.03.1944 присвоено почетное наименование "Новоукраинская"
15.09.1944 награждена орденом Красного Знамени
04.06.1945 награждена орденом Суворова

Межвоенный период
дислоцировалась в ПриВО, отправлена перед войной в ЗапОВО в район Гомеля в состав 21-й А
Великая Отечественная война
в действующей армии: 02.07.1941 - 03.02.1943, 07.03.1943 - 30.07.1943, 07.09.1943 - 11.05.1945 [1]
29.06.1941 дивизия разгружена на ст. Орша и развернута в районе Рославля, южнее Смоленска
110-й сп остался в районе Гомеля и затем действовал на другом операционном направлении в
составе 21-й А
03.07.1941 дивизия начала занимать оборону по реке Днепр между Шкловом и Копысью, имея всего
6477 человек личного состава
06.07.1941 вступает в первые боевые действия передовыми отрядами
13.07.1941 в боях с 2-й ТГр разгромлена и рассеяна
к 20.07.1941 на сборном пункте за Десной собралось около тысячи человек без тяжелого вооружения,
фактически восстанавливается заново, заново формируется 36-й ап, усилена 475-м сп из 127-й сд

На 22.06.1941
Принадлежность 63-й ск 21-я А РГК [3]
Дислокация
Местоположение
Комначсостав
командир полк. Бартенев Иван Яковлевич [2]
Состав
12-й сп
223-й сп
110-й сп (до 07.1941)
475-й cп (с 07.1941)
36-й ап
64-й гап (до 05.08.1942)
116-й оиптд, 46-й минд (с 24.11.1941 по 24.10.1942), 27-я рр, 103-й сапб, 120-й обс (565-я орс),
244 (45)-й медсанбат, 94-я орхз, 85-я атр, 26 (155)-я пхп, 658 (193)-й двл, 97-я ппс,
212-я пкг [1]

Командиры дивизии
30.04.1931 - 29.12.1934 Болдин И.В.
комбриг Неборак А.А. (арестован, сидел)
10.12.1940 - 15.07.1941 полк. Бартенев Иван Яковлевич [2]
16.07.1941 - 23.09.1941 полк. Коновалов Филипп Петрович [2]
24.09.1941 - 02.11.1941 полк. Краснорецкий Николай Павлович [2]
03.11.1941 - 20.09.1942 полк., с 21.05.1942 ген.-майор Наумов Александр Федорович [2]
21.09.1942 - 07.04.1943 полк. Лазарев Павел Ефимович [2]
09.04.1943 - 24.04.1944 ген.-майор Овсиенко Андрей Ефтихиевич [2]
04.05.1944 - 11.05.1945 полк., с 20.04.1945 ген.-майор Василевский Давид Вениаминович [2]




Согласно приказу командующего Западным фронтом от 7 июля дивизия была включена в 13-ю армию
(в составе 61-го стрелкового корпуса генерала Ф. А. Бакунина). Дивизия получила задачу
закрепиться на рубеже Копысь, Шклов. В состав корпуса также входили: 172-я стрелковая дивизия
генерала-майора М. Т. Романова (обороняла город Могилёв) и 110-я стрелковая дивизия полковника
В. А. Хлебцева (занимала оборону на восточном берегу Днепра от Шклова до Николаевки). К югу от
Дашковки занимал оборону 45-й стрелковый корпус под командованием Э. Я. Магона


С именем этой дивизии в годы сталинских репрессий связано дело о "военно-фашистском заговоре" в
немецких частях 53-й стрелковой дивизии имени Фридриха Энгельса, дислоцировавшихся в АССР Немцев
Поволжья, и на Центральном военно-химическом полигоне РККА в Вольске. Арестовано по делу было
около 300 человек, из них половина - по обвинению в шпионаже в пользу Германии.
Согласно Директиве Ставки ГК о формировании и задачах группы армии резерва Главного
командования от 25.06.41 г.:
... 2. Включить в состав группы армий:
... в). 21-ю армию (ПриВО). Штарм - Чернигов. Состав: ... 63 ск (53, 148, 167 сд, 546 кап) в
районе Гомель, Новозыбков.... /Терра - т.16 (5-1), стр. 22-23/.
На 10 августа входила в состав 43-й армии Резервного фронта. По состоянию на 1 сентября
1941 года входила в состав 43-й армии Резервного фронта.
По состоянию на 1 октября 1941 года входила в состав 43-й армии Резервного фронта. 2 октября
вела бой на рубеже Стар. Присмара - Волковка - Денисовка. Её левый фланг южнее Варшавского шоссе
расстроен прорвавшимся противником; части противника неустановленной численности вышли в район
Амшарово - Поняты. 3 октября дивизия, оказывая упорное сопротивление противнику, отошла на рубеж
Утешково - Гарь.



К маю 1941 г. все стрелковые дивизии ПриВО (18-я, 53-я, 61-я, 117-я, 148-я, 154-я, 167-я)
содержались в штате № 4/120 (т.е. в численности 5,9 тыс.чел)+ и к 1.05.41 получили пополнение
приписным составом.
В мае 1941 г. стрелковые дивизии ПриВО были выведены в летние лагеря, а в рамках "сборов" не
позже 1.06.41 в эти 7 дивизий призывалось по 6 тыс. резервистов на дивизию
User avatar
Igor Kulakov
IgorLab Software TEAM
IgorLab Software TEAM
 
Posts: 2630
Joined: November 21st, 2011, 11:18 am
Location: Evil Empire

Re: СССР - Стрелковые дивизии

Postby Igor Kulakov » June 9th, 2012, 10:16 am

54 стрелковая дивизия

54-я Мазурская Краснознаменная стрелковая дивизия

до 1937 сформирована
05 - 06.1939 на базе дивизии формируется 104-я гсд

Наименования и награды
23.07.1940 награждена орденом Ленина
19.02.1945 награждена орденом Красного Знамени
05.04.1945 присвоено почетное наименование "Мазурская"
26.04.1945 награждена орденом Кутузова

Великая Отечественная война
в действующей армии: 22.06.1941 - 14.11.1944, 15.12.1944 - 01.04.1945, 21.04.1945 - 11.05.1945 [1]

На 22.06.1941
Принадлежность 7-я А ЛВО
Дислокация граница с Финляндией в районе Ухты, штаб - Кемь
Местоположение
Комначсостав
командир ген.-майор Панин Илья Васильевич [2]
Состав
81-й сп
118-й сп
337-й cп (Реболы) (до 28.07.1941 и с 19.09.1941)
86-й ап
491-й гап (до 05.10.1941)
58-й оиптд (до 09.10.1941 и с 12.01.1942), 388-я зенбатр (148-й озад) (до 25.05.1943), 366-й минд (с 22.10.1941 по 10.10.1942), 142-й и 200-й лб (с 16.01.1942 по 01.05.1942), 34-я рр, 16-й сапб, 904-й
обс (49-й обс, 814-я орс), 29-й медсанбат, 181-й атб (до 09.10.1941), 173 (181)-я атр, 164-я пхп (27-й пах), 161-й двл, 95-я парм, 117-я дарм, 192-я ппс, 190-я пкг [1]

Командиры дивизии
08.10.1940 - 06.04.1942 ген.-майор Панин Илья Васильевич [2]
07.04.1942 - 29.08.1944 полк., с 01.09.1943 ген.-майор Перков Степан Павлович [2]
30.08.1944 - 09.01.1945 полк. Дегтярев Николай Николаевич [2]
10.01.1945 - 28.01.1945 полк. Поляков Василий Георгиевич [2]
29.01.1945 - 09.05.1945 полк. Буланов Гавриил Алексеевич [2]


54 сд (7А ЛенОВО)
опыт сов-финск. войны (воевала не очень)

81 сп, 118 сп, 337 сп, 86 лап, 491 гап






54-я стрелковая дивизия размещалась на направлениях Кемь - Ухта - Реболы в 100-250 км от границы. Дивизия имела некомплект таких видов вооружений, как автоматы, зенитные орудия, радиостанции. Не были полностью укомплектованы подразделения связи и саперные батальоны, которые в тяжелых условиях района боевых действии приобретали большое значение. Ребольское направление прикрывалось силами одного полка - 337-го стрелкового. Численность его до начала военных действий составляла 4055 человек. Командиром полка был подполковник С. Я. Чурилов.
Еще ночью 22 июня, когда немцы атаковали советскую территорию, полк находился в 200 км от границы, но уже в 17 часов того же дня Чурилов доложил командиру дивизии о полной готовности своей части к боевым действиям. В задачу полка входило не допустить продвижения противника к станции Кочкома. От оборонительных рубежей полка до границы было около 30 км. Границу же в районе Ребол охранял 73-й пограничный отряд, который вместе с 491-м гаубичным артполком (без одного дивизиона) передавался в уси-ление 337-му полку.
23 июня пограничники сообщали о постоянных нарушениях границы самолетами противника. В последующие дни продолжались нарушения границы, происходили боевые столкновения финнов с пограничниками, после чего противник возвращался на свою территорию. Было ясно, что вступление Финляндии в войну неизбежно.
И вот 26 июня финский президент Рюти официально объявил о состоянии войны с СССР. На Ребольском направлении наступление главных сил 14-й пехотной дивизии началось с утра 4 июля. Она наступала двумя колоннами - в Колвасозерском направлении, выводившем на основную дорогу Реболы - Ругозеро, и в Тулеварском, несколько южнее.
С. Я. Чурилов построил боевые порядки полка в два эшелона, сосредоточив два батальона в первом и один - во втором, в районе Ребол. Перед передним краем обороны на удалении в 1,5-2 км каждый батальон первого эшелона имел боевое охранение в составе усиленного взвода. Соотношение сил складывалось в пользу противника: в людях 1:3, автоматах 1:7,5, ручных и станковых пулеметах - 1:2,5, артиллерии - 1:1,7. Такой перевес и предопределил последующий ход событий.
Противник пока сильнее

Сбив пограничные комендатуры, части 14-й пехотной дивизии финнов вступили в бой с передовыми отрядами нашего 337-го стрелкового полка. Удары наносились по его флангам - противник стремился окружить и уничтожить полк. Днем и ночью продолжались ожесточенные схватки. К исходу дня 6 июля финской пехоте удалось продвинуться к основному оборонительному рубежу полка, проходившему от озера Большое Мазъярви через озеро Колвас к озеру Кожуль. Утром противник начал активные наступательные действия, но его атаки были отбиты. Однако финны не оставили попыток прорвать передний край нашей обороны и на следующий день вклинились в боевые порядки полка между озерами Мазъярви и Чене. Под угрозой окружения оказался 2-й батальон. Он начал отходить на Реболы, а к вечеру стало очевидно, что этот населенный пункт удержать невозможно. От командующего 7-й армией было получено разрешение отойти на новые позиции. При отходе из Ребол часть имущества и боеприпасов пришлось уничтожить.
Выйдя из боя, части полка 8 июля заняли оборону на рубеже Емельяновка - озеро Таракшино. Группы саперов заминировали подходы и взорвали мосты. На следующий день вновь появился противник и в течение трех суток действовал мелкими группами, нащупывая слабые места в нашей обороне. Одновременно финны проводили перегруппировку своих сил, готовясь к решительному наступлению с целью разгрома полка на этих рубежах. Оно началось 12 июля. Главный удар наносился в направлении дороги Вирда-Емельяновка. Здесь завязался упорный бой. Ни многочисленные атаки противника, ни массированные обстрелы его артиллерии не смогли поколебать наших оборонительных порядков. После двухдневного ожесточенного сражения финны, убедившись в бесполезности дальнейших лобовых атак, отошли на исходные позиции.
На фронте наступило относительное затишье, которое продолжалось около восьми дней. В течение этого времени наши укрепляли оборону, а противник вел разведку и обстреливал боевые порядки полка из артиллерии и минометов. На отдельных участках были попытки атаковать наш передний край силами от роты до батальона. Нашим командованием это расценивалось как подготовка к новому штурму. Как оказалось на самом деле, то была лишь видимость активности, попытка замаскировать свои истинные намерения, которые, к сожалению, разведкой полка не были раскрыты.
В дальнейшем события на Ребольском направлении развивались следующим образом. Перегруппировка войск противника продолжалась до 20 июля. Один из полков финнов форсировал Лексозеро и захватил плацдарм на его восточном берегу. 21 июля 14-я дивизия перешла в решительное наступление. Сковывая частью своих формирований наши войска с фронта, главными силами обошла 337-й полк с юга и вышла ему в тыл, перерезав дорогу Емельяновка- Ругозеро. Удар врага был неожиданным для наших подразделений. Полк оказался в полуокружении, и единственная дорога, ведущая на восток, была перекрыта. Тылы полка отрезаны от батальонов. Положение усугублялось тем, что полк вынужден был вести бои с противником в одиночестве, так как все резервы армии использовались на более важных Петрозаводском и Олонецком направлениях.
Было принято решение прорываться на восток вдоль дороги на Ругозеро. Двое суток велись бои в этом месте, но осуществить прорыв так и не удалось. Командир полка Чурилов меняет тактику: решает выбраться из клещей противника через незанятый врагом промежуток местности на правом фланге полка, просочиться лесом и болотами на север, а затем выйти на Кимасозерскую дорогу. Вывести технику этим путем не представлялось возможным, и ее было решено уничтожить.
Отход продолжался шесть суток. За это время полк прошел 150 км по бездорожью и вышел в район Челмозера. Конечно, в этих условиях сохранение оставшихся частей полка было заслугой командования. Однако своей задачи преградить путь врагу полк до конца не выполнил. Теперь Ребольское направление оказалось открытым для противника. На дороге Реболы - Кочкома никаких наших частей, кроме тыловых, не было. Эти силы были слишком незначительны для серьезного сопротивления врагу. Под натиском финнов они медленно отходили на восток.
Таким образом, оборонительные бои 337-го стрелкового полка на Ребольском направлении в июле 1941 года окончились для советских войск неудачно. Сказалось численное превосходство финнов в живой силе и вооружении. Был и субъективный фактор: неправильная оценка действий противника, невнимание командира и штаба полка к разведке и охранению своих флангов.
Заступили путь врагу

После отступления 337-го полка у противника появилась возможность беспрепятственного выхода к Кировской железной дороге. Чтобы остановить продвижение 14-й пехотной дивизии финнов, нужны были резервы. Однако в распоряжении командующего 7-й армией свободных частей не было. Учитывая сложившуюся обстановку, Военный совет армии принимает решение изыскать необходимые для прикрытия Ребольского направления силы и средства на месте. Для этого на станцию Кочкома была направлена группа офицеров штаба армии.
Военные при содействии местных советских и партийных органов сформировали из охраны Беломорско-Балтийского канала и аэродрома, работников милиции и местного населения ударный стрелковый батальон численностью до 550 человек. Вооружение батальона состояло из винтовок и одного ручного пулемета на роту бойцов. Часть личного состава батальона когда-то прошло военную подготовку, были, однако, и необученные люди. Но моральный дух в нем был высоким.
К 7 часам утра 27 июля ударный стрелковый батальон был уже на марше. После утомительного 150-километрового пути по пыльной грунтовой дороге батальон с ходу вступил в бои с противником на 147 км Ребольского тракта. Здесь ситуация была напряженной. До прибытия батальона врагу противостояли малочисленные тыловые подразделения 73-го погранотряда под командой майора С. Д. Милицы, небольшая тыловая группа 337-го стрелкового и 491-го гаубичного артиллерийского полков, которой командовал интендант 2 ранга К. Н. Николаев. Противник, имея явное превосходство в силах, продвигался на восток. Необходимо было провести ряд срочных организационных мероприятий: сформировать батальоны за счет выходящих из окружения подразделений, создать резервы, навести порядок в тылах. Уже к утру 28 июля был сформирован еще один батальон. Его и прибывший накануне объединили в сводный стрелковый полк, командиром стал Милица. Позднее в его состав ввели горно-стрелковый батальон, и полк получил наименование 345-го стрелкового.
На следующий день в расположение наших войск вышли из окружения из-под Емельяновки 337-й стрелковый, 491-й артполк и основные силы 73-го погранотряда. Люди были измотаны до предела. Грязные, оборванные, усталые и голодные, они валились на землю и моментально засыпали. Казалось, поднять их не было никакой возможности. Но несмотря на нечеловеческую усталость бойцов, времени на отдых им не предоставили. Обстановка требовала немедленно пополнить отошедшие части вооружением и ввести в бой. За день полк был частично пополнен материальной частью и обмундирован, а уже утром 30 июля получил задачу организовать оборону на рубеже Ковдозеро - Колонгозеро. Позднее его преобразовали в 239-й стрелковый полк.
Таким образом, к 30 июля в условиях тяжелых оборонительных боев из разрозненных отрядов и подразделений были созданы два стрелковых полка, объединенных в Ребольскую оперативную группу, общая численность которой составляла 5500 человек. В тот же день с Ухтинского направления сюда прибыла батарея 76-миллиметровых пушек, на основе которой был возрожден 491-й гаубичный артполк, а затем позднее - 3-й горно-стрелковый батальон и дивизион минометов калибра 120 мм. Впереди предстояли бои на рубеже Андронова Гора. Этот оборонительный рубеж был создан за три дня. Местные партийные организации и органы власти помогли командованию мобилизовать население на оборонительные работы и организовать сбор шанцевого инструмента, других материалов. За несколько часов было привлечено к работам по рытью окопов более тысячи мужчин и женщин.
С 4 по 9 августа советские части отражали натиск войск противника у Андроновой Горы. После безуспешных лобовых атак финны попытались вновь выйти в тыл обороняющимся. На этот раз наше командование разгадало замысел врага и приняло меры, чтобы избежать окружения. Ночью на автомобилях 337-й полк был переброшен в район западнее Новой Тикши, куда должны были выйти основные силы противника. Красноармейцы встретили противника там, где он не рассчитывал на сопротивление. Намерения финнов обойти наши части у Андроновой Горы провалились.
Начались тяжелые бои на реке Чирка-Кемь. Лишь на шестые сутки финским войскам удалось прорвать нашу оборону и выйти на восточный берег. У нашей стороны все резервы были израсходованы, и ликвидировать прорыв было нечем. Командование сочло целесообразным отвести основные силы на заранее подготовленный рубеж на правом берегу реки Пизмы. Сделано это было скрытно ночью.

-----------------------------------


граница с Финляндией в районе Ухты, штаб - Кемь
User avatar
Igor Kulakov
IgorLab Software TEAM
IgorLab Software TEAM
 
Posts: 2630
Joined: November 21st, 2011, 11:18 am
Location: Evil Empire

Re: СССР - Стрелковые дивизии

Postby Igor Kulakov » June 9th, 2012, 10:16 am

55 стрелковая дивизия

55-я Курская стрелковая дивизия им. К.Е. Ворошилова
? сформирована
27.12.1941 расформирована

Наименования и награды
присвоено наименование "Курская"
присвоено имя К.Е.Ворошлова

Межвоенный период
до 1939 дислоцировалась в Курске
1939 участвовала в походе в Восточную Польшу
06.1940 переброшена из ОрлВО в БВО на литовскую границу
06.1940 участвовала в оккупации Литвы в составе 24-го ск 3-й А БОВО
06.1940 передана в состав 11-го ск 11-й А
1940 передана в состав 28-го ск 4-й А дислоцировалась в Брестской крепости
06.1941 выведена в лагеря Уручье (Слуцк)
Великая Отечественная война
в действующей армии: 22.06.1941 - 27.12.1941 [1]
24.06.1941 принимает первый бой
04.07.1941 выведена из района боев в составе 2623 человек

На 22.06.1941
Принадлежность 47-й ск ЗФ [3]
Дислокация
Местоположение лагеря Уручье (Слуцк)
Комначсостав
командир полк. Иванюк Дмитрий Иванович [2]
Состав
107-й сп
111-й сп
228-й cп
84-й ап
141-й гап
129-й оиптд, 250-й озад, 79-й орб, 46-й сапб, 21-й обс, 67-й медсанбат, 80-й атб, 169-й пах, 21-я дарм, 117-я ппс, 354-я пкг [1]

Командиры дивизии
09.1925 - 03.1932 Брянских П.А.
21.02.1940 - 13.07.1941 полк. Иванюк Дмитрий Иванович (пропал без вести) [2]
14.07.1941 - 01.10.1941 полк. Тер-Гаспарян Геворк Андреевич [2]


55 сд (отд. 47СК ЗапОВО)

Слуцк

полковник Иванов Д.И.
в ней 107 сп, 84 артполк


по некоторым данным, в ней нет автотранспорта, либо его очень мало


на 23.06- Предназначенная на усиление 4-й армии 55-я стрелковая дивизия прибывала автотранспортом
на участок Городище, Синявка.
-----------------------------------


взято с: http://imf.forum24.ru/?1-5-0-00000017-0 ... 1201786011

55-я Курская стрелковая дивизия имени К.Е. Ворошилова

Дивизия была сформирована в сентябре в 1925 г. В 1925 – 1939гг. дислоцировалась в Курске.
12 января 1926г. дивизия получила наименование – «Курская», а 26 июля 1926г. ей было присвоено почетное наименование - «имени К.Е. Ворошилова».
В сентябре-октябре 1939 г. дивизия участвовала в Освободительном походе в Западную Белоруссию в составе 4-го СК 3-й армии (с 02.10.39 – 10-го СК 3-й армии).
В июне 1940г. вошла на территорию Литвы в составе 24-го СК 3-й А.
В июне 1941г. 55-я СД содержалась по штату №04/100 и дислоцировалась в г. Слуцк, входя в состав 47-го СК. В мае 1941 г. выведена в Уреченские лагеря, в в пятнадцати километрах к востоку от Слуцка.
В состав дивизии входили 107-й, 111-й, 228-й СП, 141-й ГАП, 84-й АП, 129-й оипртд, 250-й озад, 79-й орб, 21-й обс, 46-й осб, 67-й мсб, 80-й аб, 169-й пах, 21-я дарм, 117-я ппс, 354-я пкг. В июне 1941г. 250-й зенитно-артиллерийский дивизион находился на полигоне в районе Крупки, а 46-й саперный батальон – на строительстве укрепленных районов на границе.
22 июня дивизия получила приказ выступать в р-н г. Береза и к вечеру начала движение.

цитата:
Стрелковым полкам округ подавал автотранспорт, и они должны были прибыть на место к 24 июня. Артиллерия на конной тяге совершала 200-километровый марш своим ходом и сосредоточивалась к исходу 26 июня.




55-я стрелковая дивизия выдвигалась к Березе двумя маршрутами: по прямому - по шоссе Слуцк - Брест (111-й, 228-й СП, 141-й ГАП и див. части) и по окружному через Барановичи на Ружаны (107-й СП и 84-й ЛАП). Причем 228-й СП с двумя д-нами 141-го ГАПа был во втором эшелоне и двигался за 111-м СП по шоссе Слуцк - Брест.

цитата:
Один из них проходил по прямому как стрела шоссе Слуцк – Брест. Другой – северный – извилистой линией шел через Несвиж, Барановичи, Ружаны.




Боевым распоряжением командующего Западным фронтом, 23 июня 55-я стрелковая дивизия была передана в состав 4-й армии.
Части дивизии (107-й СП и 84-й АП), двигавшиеся по шоссе Барановичи – Слоним, 24 июня восточнее Слонима встретились с авангардом 47-го ТК немцев, и отошли за р. Щара, где оборонялись до 26 июня в составе группы генерал-лейтенанта Хабарова. До начала июля эти части вели бои в отрыве от основных сил дивизии.
Основные силы 55-й СД двигались по дороге Слуцк – Брест. 24 июня перед р. Мышанка части дивизии (111-й СП и 129-й оипртд) вступили в бой, однако к 14 часам понесли большие потери вынуждены были отойти за р. Щара.
Дивизия 25 июня вела бой на р. Щара, а затем отошла на рубеж Русиновичи, Тальмановичи.
26-27 июня дивизия вела бои за Слуцк. Утром 27 июня немцам удалось обойти позиции 55-й СД и занять Слуцк. Понесшим большие потери и потерявшим всю артиллерию частям дивизии пришлось отойти к юго-востоку и через Глуск проселками пробираться к Березине. 29 июня они перешли Березину южнее Бобруйска и заняла оборону по восточному берегу реки.
К 4 июля дивизия насчитывала 2623 человека. 5 июля дивизия была в резерв и направлена на доукомплектование в р-н Чаус, Чериков (пополнена до 6000 человек).
13 июля дивизия заняла оборону в р-не юго-западнее г. Пропойск в составе 28-го СК 4-й армии. 15-19 июля 1941г. части дивизии вели бои за г. Пропойск и отошли на восток к р. Сож, где и заняли оборону.
С 24 июля 55-я СД входила в состав 13-й армии. 6 августа немцам удалось формировать Сож и захватить плацдарм на левом берегу реки на участке 111-го СП 55-й СД. 12 августа немцы начали наступление с плацдарма и обошли дивизию с востока. Под угрозой окружения части 55-й СД начали отход в Полесье в полосу обороны 21-й и 3-й армий.
На 1.09.41г. находилась в составе 66-го СК 21-й армии.
В сентябре дивизия попала в окружение в р-не севернее г. Пирятин, понесла тяжелые потери и была расформирована (27.12.1941).

Командный состав дивизии в 1941г.


Командир - полковник Иванюк Дмитрий Иванович (пропал без вести 26.06.41)
Заместитель по строевой части (начальник пехоты) - подполковник Сидорин Тимофей Михайлович.
Заместитель по политической части (начальник отдела политической пропаганды) - .
Начальник штаба – подполковник Тер-Гаспарян Геворк Андреевич.
Начальник первого отделения штаба- капитан М.А. Зуев.
Помощник начальника первого отделения - капитан А.Б. Маркин.
Начальник второго отделения – капитан Морозов.
Помощник начальника второго отделения - старший лейтенант Оспищев Матвей Лукич.
Начальник шестого отделения - интендант 2 ранга Калинин Иван Иванович (пропал без вести)
Начальник артиллерии - полковник Семенов Сергей Иванович.
Начальник штаба артиллерии - капитан Ф.И. Деревенец.
Помощник начальника штаба артиллерии – старший лейтенант Морозов Дмитрий Алексеевич.
Помощник начальника штаба артиллерии – старший лейтенант Радченко.
Помощник начальника штаба артиллерии по связи – младший лейтенант А.Макаров.
Начальник инженерной службы - майор Носов Алексей Константинович (убит 27.06.41).
Заместитель начальника отдела политпропаганды -
батальонный комиссар И.В. Опытов.

107-й стрелковый полк
Командир - майор Виноградов Алексей Андреевич (пропал без вести)

111-й стрелковый полк
Командир – майор Калинин Алексей Иванович (пропал без вести);
врид капитан А.С. Белов.
Заместитель по политической части – батальонный комиссар А.Я. Брагин.
Начальник артиллерии – старший лейтенант Федоров Анатолий Пантелеевич.
Командир батальона – капитан Н.П. Матвиенко.


228-й стрелковый полк
Командир - подполковник Чаганава Григорий Константинович (пропал без вести).
Заместитель командира - майор Кудряшов Михаил Андреевич (пропал без вести).
Начальник артиллерии – старший лейтенант В.Ф.Осипович.

141-й гаубичный артиллерийский полк
Командир - майор Г. В. Серов (убит в бою 24.06.41).
Начальник штаба – капитан Кряжев.
Командир 1-го дивизиона – капитан П.М.Бельдиев.

84-й легкий артиллерийский полк
Командир - майор И.К. Воропаев.
Начальник штаба - капитан Н.Д.Азаров.

129-й отдельный противотанковый дивизион
Командир – капитан Остащенко Петр Петрович.
Командир батареи - лейтенант Утешев Сергей Панфилович (убит в бою 24.06.41)

79-й отдельный разведывательный батальон
Командир – майор Выходцев Иван Васильевич (пропал без вести)

250-й отдельный зенитно-артиллерийскиий дивизион
21-й отдельный батальон связи
80-й автотранспортный батальон
46-й саперный батальон
169-й пах, 21-я дарм, 117-я ппс, 354-я пкг

На декабрь 1940 г дислоцировалась в г.Брест, к отмобилизованию признана готовой в т.ч.

46 ОСБ, 21 ОБС, 129 дивизион ПТО, 250 ОЗД, управление - Брест - к отмобилизованию ограничено готовы
107, 111, 228 сп - Жабинка - к отмбл готовы
84 АП, 141 ГАП - Петровичи - к отмбл - готовы

Бои на Щаре 24 - 25 июня 1941г.

Основные силы дивизии (111-й и 228-й СП, 141-й ГАП, 129-й иптадн, 79-й орб) непосредственно принимали участие в боях на Варшавском шоссе между течениями р.Щара.

111-й СП, находившийся в первом эшелоне, не дошел до р.Мышанка и оседлал шоссе у д. Завинье.
User avatar
Igor Kulakov
IgorLab Software TEAM
IgorLab Software TEAM
 
Posts: 2630
Joined: November 21st, 2011, 11:18 am
Location: Evil Empire

Re: СССР - Стрелковые дивизии

Postby Igor Kulakov » June 9th, 2012, 10:17 am

56 стрелковая дивизия

56-я Московская Краснознаменная стрелковая дивизия

20.11.1919 сформирована приказом РВС 7-й армии под наименованием 2-й Сводной сд
21.11.1919 переименована в 56-ю сд
19.09.1941 расформирована [1]

Наименования и награды
13.12.1919 присвоено наименование "Московская"
1928 награждена Почетным революционным Красным Знаменем

Гражданская война
вела бои против Юденича в районе Ямбурга
04.1920 переброшена в Белоруссию
1920 участвовала в Советско-польской войне
03.1921 участвовала в подавлении Кронштадтского мятежа
Межвоенный период
1936 переведена на кадровую основу
09.1939 сосредоточена в составе 1-го ск 8-й А на эстонской границе в районе Пскова
11.1939 сосредоточена в Карелии на лоймоловском направлении в составе 1-го ск 8-й А ЛВО
с 30.11.1939 участвовала в Зимней войне на лоймоловском направлении
05.12.1939 принимает первый бой
к 26.12.1939 медленно продвинулась до ст.Лоймола, но взять ее не смогла
с 21.01.1940 проводила частную наступательную операцию, вырвавшиеся вперед лыжный батальон и рота 37-го сп попали в окружение, их остатки вышли к своим только 02.02.1940; фактически продвинулась на 52
километра (среднесуточное продвижение 6,5 км)
06.1940 участвовала в оккупации Эстонии
Великая Отечественная война
в действующей армии: 22.06.1941 - 19.09.1941 [1]
22.06.1941 принимает на себя удар 8-го ак
24.06.1941 фактически рагромлена

На 22.06.1941
Принадлежность 4-й ск 3-я А ЗФ [3]
Дислокация
Местоположение прикрывала 40 км участок границы в районе Гродно
Комначсостав
командир ген.-майор Сахнов Семен Павлович [2]
Состав
37-й сп
184-й сп
213-й cп
113-й ап
247-й гап
59-й оиптд, 277-й озад, 38-й рб, 79-й сапб, 22-й обс, 107-й медсанбат, 131-я орхз, 50-й атб, 73-й пах, 188-я ппс, 191-я пкг [1]

Принадлежность
11.1919 - 02.1920 7-я А
02.1920 - 04.1920 в распоряжении Главкома
04.1920 - 06.1920 15-я А
06.1920 - 09.1920 3-я А
09.1920 16-я А
10.1920 3-я А
10.1920 - 12.1920 15-я А
12.1920 3-я А

Начальники и командиры дивизии
24.11.1919 - 20.06.1920 Мухортов И.И.
20.06.1920 - 04.07.1920 врид Анненков К.Н.
04.07.1920 - 31.12.1921 Миронов Ф.Г.
12.06.1941 - 30.06.1941 ген.-майор Сахнов Семен Павлович [2]


56 сд (4СК 3А ЗОВО)

(р.неман)

против нее 3шт пд из 8 АК г-ии
оборонялась в полосе обороны шириной 40 км
к-р ген-майор С.П. Сахнов
опыт сов-финск. войны
по некотор. данным в ней: 37 сп (у д. Красное)
213 сп (на Августовском канале)
239 сп (в р-не Августов-Граево)

через 3-9 часов начала занимать Гродненский УР от К? до Августовского канала

район Августовского канала
213-й стр. полк в районе Сапоцкин
(принимал участие в строительстве Гродненского УР)


прикрывала 40 км участок границы в районе Гродно
User avatar
Igor Kulakov
IgorLab Software TEAM
IgorLab Software TEAM
 
Posts: 2630
Joined: November 21st, 2011, 11:18 am
Location: Evil Empire

Re: СССР - Стрелковые дивизии

Postby Igor Kulakov » June 10th, 2012, 10:56 am

59 стрелковая дивизия

59 сд (59ск 1а двф)

124 сп, 37 лап, 45 гап


59-я Краснознаменная стрелковая дивизия
25.05.1936 сформирована из 1-й колхозной дивизии в Приморье [8]

Наименования и награды
19.09.1945 награждена орденом Красного Знамени

Советско-японская война
в действующей армии: 09.08.1945 - 03.09.1945 [1]

На 22.06.1941
Принадлежность 59-й ск 1-я А ДВФ [3]
Дислокация Владивосток [8]
Местоположение
Комначсостав
командир ген.-майор Глазунов Василий Афанасьевич [2]
Состав
5-й сп
99-й сп
124-й cп
37-й ап
45-й гап (до 01.1942) [8]
101-й оиптд, 456-й осад, 45-я рр, 35-й сапб, 8-й обс, 17-й медсанбат, 49-я орхз, 352-я атр,
28-я пхп, 27-й ппг, 211-й двл, 50-я дарм, 397-я ппс, 241-я пкг [1]

Командиры дивизии
03.07.1939 - 23.06.1941 комбриг, с 04.06.1940 ген.-майор Глазунов Василий Афанасьевич [2]
09.07.1941 - 09.01.1942 полк., с 08.12.1941 ген.-майор Гнечко Алексей Романович [2]
10.01.1942 - 25.06.1943 полк., с 07.12.1942 ген.-майор Пашков Иван Захарович [2]
26.06.1943 - 12.05.1944 полк. Суин Федор Иванович [2]
31.05.1944 - 03.09.1945 полк., с 20.04.1945 ген.-майор Батраков Матвей Степанович [2]

Дивизией командовали:
Глазунов Василий Афанасьевич (03.07.1939 - 23.06.1941), комбриг, с 04.06.1940 генерал-майор;
...
Гнечко Алексей Романович (09.07.1941 - 09.01.1942), полковник, с 08.12.1941 генерал-майор;
Пашков Иван Захарович (10.01.1942 - 25.06.1943), полковник, с 07.12.1942 генерал-майор;
Суин Федор Иванович (26.06.1943 - 12.05.1944), полковник;
...
Батраков Матвей Степанович (31.05.1944 - 03.09.1945), полковник, с 20.04.1945 генерал-майор.





ориентировочно - ок. Владивостока
User avatar
Igor Kulakov
IgorLab Software TEAM
IgorLab Software TEAM
 
Posts: 2630
Joined: November 21st, 2011, 11:18 am
Location: Evil Empire

Re: СССР - Стрелковые дивизии

Postby Igor Kulakov » June 10th, 2012, 10:57 am

61 стрелковая дивизия
User avatar
Igor Kulakov
IgorLab Software TEAM
IgorLab Software TEAM
 
Posts: 2630
Joined: November 21st, 2011, 11:18 am
Location: Evil Empire

Re: СССР - Стрелковые дивизии

Postby Igor Kulakov » June 10th, 2012, 10:59 am

62 стрелковая дивизия

62-я Туркестанская стрелковая дивизия
? сформирована как 2-я Туркестанская дивизия
07.1936 переименована в 62-ю Туркестанскую стрелковую дивизию
19.09.1941 расформирована [1]

Межвоенный период
06.1940 включена в состав войск Южного фронта направленного против Румынии (13-й ск 12-й А)
16.06.1941 в ночь вышла из лагеря Киверцы и двумя ночными переходами сосредоточилась у границы в районе Радехов, Мосур, Хоростков
Великая Отечественная война
в действующей армии: 22.06.1941 - 19.09.1941 [1]
22.06.1941 вступает в боевые действия
до 25.06.1941 удерживала госграницу по реке Зап.Буг

На 22.06.1941
Принадлежность 15-й ск 5-я А ЮЗФ [3]
Дислокация
Местоположение
Комначсостав
командир
Состав
104-й сп
123-й сп
306-й Краснознаменный cп
89-й ап
150-й гап
126-й оиптд, 392-й озад, 95-й рб, 108-й сапб, 93-й обс, 33-й медсанбат, 113-я орхз, 56-й атб, 72-й пах, 399-я пкг [1]

Командиры дивизии
до 11.06.1937 комдив Венцов-Кранц С.И. (арестован и расстрелян)
09.10.1940 - 19.09.1941 полк. Тимошенко Михаил Павлович [2]


62 сд (15СК 5А КОВО)

ок. Владимир-Волынск
Бережница
севернее Усть-Илуг
севернее Владимир-Волынск
к-р полк. М.П. Тимошенко

44(104?) сп, 123 сп, 306 сп, 89 легкий артполк, 150 гап

на 1 июня 1941 в ней:
442 ручн пул-в
182 станковых пул-в
9546 чел
54 45 мм п-к
38 76 мм п-к
20?32? 122 мм гауб
12 152 мм гауб
150 минометов
63 автомоб
86 тракторов
1892 лошадей

танки (какие-то из т-37/т-38/т-40) - нет!
ба - нет!
User avatar
Igor Kulakov
IgorLab Software TEAM
IgorLab Software TEAM
 
Posts: 2630
Joined: November 21st, 2011, 11:18 am
Location: Evil Empire

Re: СССР - Стрелковые дивизии

Postby Igor Kulakov » June 10th, 2012, 11:00 am

64 стрелковая дивизия

64-я стрелковая дивизия
? сформирована
26.09.1941 преобразована в 7-ю гв.сд [1]

Межвоенный период
06.1941 дивизия выведена в лагеря в Дорогобуж [17, 9-60]
18.06.1941 согласно Приказу ком. ЗапОВО от 15.06.1941 начала погрузку в эшелоны на ст.Дорогобуж и
в Смоленске, после чего направлена в район Минска [17, 9-60]
Великая Отечественная война
в действующей армии: 22.06.1941 - 19.09.1941 [1]
23.06.1941 дивизии приказано разгружаться на станции Ратомка (между Минском и Заславлем) [17, 9-60]
23.06.1941 командованием 44-го ск поставлена задача на оборону в Минском укрепленном районе, с подготовкой полосы обороны к 25.06.1941 [17, 9-60]
25.06.1941 разведбат дивизии принимает первый бой [17, 9-60]

На 22.06.1941
Принадлежность 44-й ск ЗФ [3]
Дислокация Смоленск, Дорогобуж
Местоположение половина дивизии находилась в эшелонах в пути [17, 9-60]
Комначсостав
командир полк. Иовлев Сергей Иванович [2]
Состав
30-й сп
159-й сп
288-й cп
163-й ап
219-й гап
170-й оиптд, 318-й озад, 73-й рб, 106-й сапб, 82-й обс, 65-й медсанбат, 178-я атр, 99-я пхп, 100-й двл, 140-я ппс, 105-я пкг [1]
Укомплектованность личным составом, вооружением и техникой
артиллерия
76-мм ПТ пушки - 12, 76-мм пушки - 27, полковых - 9, батальонных - 18, 122-мм гаубицы - 18,
152-мм гаубицы - 9, зенитных орудий - 9, минометы (не считая ротных) - 90 [17, 9-60]
бронетехника 5 танкеток, 3 БА в 73-м рб [17, 9-60]

Командиры дивизии
до 02.12.1937 комбриг Янсон К.И. (арестован и расстрелян)
01.06.1940 - 23.07.1941 полк. Иовлев Сергей Иванович [2]
24.07.1941 - 26.09.1941 полк. Грязнов Афанасий Сергеевич [2]


64 сд (из 44СК 13А)

к-р ген-майор(полковник?) С.И.Иовлев

после 1 июня в нее призвано для сборов 6000 человек

30 сп, 159 сп, 288 сп, 163 легкий артполк, 219 гап

п-ки,гауб
после 22.06 перевозилась по ж/д из Вязьмы
(часть - в эшелонах)

-----------------------------------

взято с http://rkka.ru/

В боях под Минском

Генерал-майор С. Иовлев

Части 64-й стрелковой дивизии в начале лета 1941 года стояли в лагерях в Дорогобуже. Дивизия входила в 44-й стрелковый корпус, которым командовал комдив В.А. Юшкевич (7 августа 1941 года В. А. Юшкевичу было присвоено звание генерал-майора), штаб возглавлял полковник А.И. Виноградов. 15 июня 1941 года командующий Западным Особым военным округом генерал армии Д. Г. Павлов приказал дивизиям нашего корпуса подготовиться к передислокации в полном составе. Погрузку требовалось начать 18 июня. Станция назначения нам не сообщалась, о ней знали только органы военных сообщений (ВОСО). Погрузка шла в лагерях и в Смоленске. Ничто не говорило о войне, но необычность сборов, не предусмотренных планом боевой подготовки, настораживала людей, и у многих в глазах можно было прочесть тревожный вопрос: неужели война ?

Наша дивизия в мирное время содержалась по сокращенным штатам. В состав дивизии входили: 30, 159 и 288-й стрелковые полки, 163-й легкоартиллерийский полк на конной тяге, 219-й гаубичный артиллерийский полк на механической тяге, зенитный артиллерийский дивизион, противотанковый артиллерийский дивизион, разведывательный батальон, батальон связи, рота химической защиты и тыловые учреждения. Орудий насчитывалось 102, из них: 152-мм гаубиц — 9, 122-мм гаубиц — 18, 76-мм пушек — 27, 76-мм противотанковых пушек — 12, зенитных орудий — 9, полковых пушек — 9, батальонных орудий — 18, минометов, не считая ротных, — 90. Все части были налицо за исключением саперного батальона, работавшего по укреплению новой государственной границы.

Боевая подготовленность частей дивизии была различна. Артиллерийские части резко выделялись хорошей обученностью и сколоченностью, что объяснялось удачным подбором и высокой подготовкой кадрового офицерского состава. В то же время в стрелковых полках некоторые роты на занятиях и учениях действовали неуверенно.

22 июня, т. е. в день вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз, половина эшелонов дивизии находилась в пути. Утром 23 июня эшелон штаба дивизии с органами и средствами управления проходил через Минск. Город и станцию бомбила фашистская авиация. Во многих местах мы видели пожары. Представитель ВОСО передал приказ штаба округа о том, чтобы части 64-й стрелковой дивизии разгружались на станции Ратомка (между Минском и Заславлем).

В этот же день мы получили приказ командира 44-го стрелкового корпуса комдива Юшкевича на оборону в Минском укрепленном районе. Нашей дивизии ставилась задача оборонять полосу с передним краем, проходившим в основном по линии долговременных укреплений на старой государственной границе (схема 1). Ширина полосы обороны дивизии превышала 50 км. Справа от нас в районе лесного массива никого не было, но мне сообщили, что туда должна была прибыть какая-то часть. Левее занимала оборону 108-я стрелковая дивизия нашего корпуса, которой командовал генерал-майор А. И. Мавричев. Северо-восточнее Минска в районе Уручье находилась 100-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора И. Н. Руссиянова. 44-й стрелковый корпус и 100-я стрелковая дивизия подчинялись 13-й армии генерал-лейтенанта П. М. Филатова, которая только что начала формироваться. Нам предстояло подготовить оборону к исходу дня 25 июня.

К вечеру 23 июня мне уже стало известно о неудачных боях советских войск у границы и об их отходе. Мы знали, что у врага много танков. Отсюда вытекал вывод: оборона должна быть в первую очередь противотанковой, усилия следует сосредоточить на танкоопасных направлениях, большую часть артиллерии поставить на прямую находку, тем более что снарядов имелось мало.

Учитывая большую ширину полосы дивизии и то, что времени у нас было в обрез, решение на организацию обороны я принял по карте. В общих чертах оно сводилось к тому, чтобы организовать оборону на широком фронте, имея все три стрелковых полка в одном эшелоне.

Менее опасный лесистый северный участок должен оборонять 288-й стрелковый полк с дивизионом 219-го гаубичного артиллерийского полка. Главное внимание и усилия полка сосредоточивались на его левом фланге, поблизости от которого проходило шоссе, ведущее из Молодечно на Борисов.

Самым ответственным и уязвимым танкодоступным участком являлся центральный — направление Молодечно, Минск. На этом направлении занимали оборону наиболее сильные части дивизии — 30-й стрелковый и 163-й артиллерийский полки. На левом фланге оборону должен был занять 159-й стрелковый полк с дивизионом гаубичного артиллерийского полка и батареей противотанкового дивизиона. Здесь главное внимание уделялось обороне местечка Заславль. В состав дивизионной артиллерийской группы входили корпусный артиллерийский полк и дивизион 219-го гаубичного артиллерийского полка.

В своем резерве я оставил 3-й батальон 159-го стрелкового полка (без одной роты) и отдельный противотанковый дивизион (две батареи). Эти части располагались в лесу, юго-восточнее местечка Заславль.

Оборона, как указывалось, организовывалась на широком фронте. Пехотная и артиллерийская плотность боевого порядка была очень небольшой. На фронте дивизии, составлявшем 52 км, насчитывалось всего лишь 102 орудия.

288-му стрелковому полку приходилось оборонять фронт в 20 км, 30-му стрелковому полку — 14 км и 159-му стрелковому полку — 18 км. На каждый батальон приходилось от 6 до 8 км фронта.

Вначале думалось, что нашу участь облегчат доты, но на рекогносцировке выяснилось, что их трудно, а иногда и совсем невозможно использовать по прямому назначению. Специальных войск не было, оружие и приборы наблюдения отсутствовали, связь, свет, вентиляция не действовали. Проволочные заграждения были сняты. Никаких документов (схем расположения огневых средств, управления, карточек огня) у нас: не было.

24 июня мы развернули работы по укреплению рубежа. Привлекли и местное население. В этот день наши зенитчики сбили три вражеских самолета, летавших низко над нашим расположением. Двух немецких летчиков захватили в плен.

В этот же день по дорогам через местечко Радошковичи и Койданово началось движение отступавших войск на машинах и пешком. Мы получили приказ пополнить дивизию до нормального штата за счет отступавших частей.

Перед фронтом 64-й стрелковой дивизии немецкие танки появились после полудня 25 июня. Первые машины были обнаружены в колоннах наших войск, отступавших с запада через Радошковичи. Общего управления отступающими не было, части перепутались, об охранении никто не беспокоился. Вместе с войсками шло и местное население. Не удивительно, что немецкие танки могли оказаться в этом беспорядочном потоке.

В связи с приближением вражеских войск 25 июня отдельный разведывательный батальон дивизии в составе мотострелковой и бронетанковой рот (в последней было пять танкеток и три бронемашины) был направлен в район местечка Радошковичи, местечка Красное с целью разведать силы наступающего противника и захватить пленных.

После возвращения командир батальона майор Чумаков доложил мне следующее. Разведка батальона обнаружила, что в небольшой лесок, находившийся в 4 км северо-западнее Радошковичи, с шоссе сворачивали немецкие легковые машины и автобусы. Тогда подразделения батальона подошли к лесу с юго-западной стороны. В лесу слышался громкий разговор, смех, песни. На опушке устанавливалось несколько палаток. Возле них толпилось много офицеров. Некоторые, раздевшись до пояса, обливались водой. Майор Чумаков решил стремительно и внезапно атаковать противника.

Атака батальона оказалась настолько неожиданной, что противник не оказал сколько-нибудь серьезного сопротивления, ограничившись лишь несколькими беспорядочными автоматными очередями и пистолетными выстрелами. С противником покончили за 30 минут. Сожгли полтора десятка машин, взяли в плен трех офицеров и пять рядовых, уничтожили до полусотни. Немногим удалось бежать. Главная же удача состояла в захвате большого числа документов.

В штабе дивизии допросили пленных, разобрали документы. Установили, что отдельный разведывательный батальон разгромил часть штаба 39-го моторизованного корпуса. Корпус имел задачу нанести удар по Минску с северо-запада. На захваченной карте была нанесена группировка фашистских войск перед всем нашим Западным фронтом с указан нем направлений действий и сроков достижения объектов в глубине советской территории.

Из документов и опроса пленных стало ясно, что немцы рвутся к Минску двумя крупными танковыми группами: от Вильнюса через Молодечно, Радошковичи группой генерала Гота и от Бреста через Слоним, Барановичи, Койданово группой генерала Гудериана. Документы тут же отправили в штаб корпуса, а оттуда, как потом я узнал, они были пересланы в Генеральный штаб.

Через три года маршал Б.М. Шапошников, будучи начальником Высшей военной академии, говорил автору этих воспоминаний, тогда слушателю академии, что он получил от 64-й стрелковой дивизии очень ценные немецкие документы, раскрывшие намерения и группировку гитлеровских войск на западном направлении.

К вечеру 25 июня разгорелся бой севернее Заславля. Фашистские танки рвались в Минск, им преградила путь советская пехота и артиллерия. Много мужества и отваги проявили наши солдаты и офицеры.

Второй разведывательный отряд был послан нами на левый фланг, где, по данным соседа, были замечены танки противника. Мне было доложено о действиях этого отряда при выполнении задания. В деревне Лушинцы, южнее местечка Раков, разведывательный отряд обнаружил вражескую колонну, располагавшуюся на ночлег. В отряде противника было 15 танков, 5 автомашин для перевозки пехоты и 10 мотоциклов. Когда в деревне все стихло, в 23 час. 20 мин. взвилась красная ракета. По этому сигналу в деревню ворвались наши бронемашины. Сразу в трех местах вспыхнуло пламя, загорелись танки врага от брошенных бутылок с бензином. Стрелки моторизованной роты устремились с горки к домам, стреляя на ходу. Фашисты выскакивали из домов на улицу без оружия, кто в чем был и тут же падали, сраженные нашим огнем. Уцелевшие скрывались в темноту, прятались под постройками. Захваченные в плен немцы поднимали руки вверх, просили о пощаде.

64-я стрелковая дивизия, как указывалось выше, вступила в бой неотмобилизованной. Правда, мы пополнялись за счет отступавших частей. Кроме того, 25 июня прибыло около 600 человек, приписанных к укрепленному району. Их мы тоже включили в свою дивизию. В подавляющем большинстве это были замечательные люди — рабочие, но не обученные. Один пожилой рабочий на мой вопрос, как он -знает пулемет, ответил: “Я лодыжку делал, вот меня пулеметчиком и зачислили, ни разу не стрелял”. Из них организовали учебный батальон.

С людьми так или иначе вопрос разрешался. Хуже обстояло дело с материально-техническим обеспечением. Тыловые эшелоны дивизии не могли проскочить минский железнодорожный узел, ежедневные бомбежки нарушили работу станции. Потом их направили в обход. Армейские тылы не были развернуты.

Если с продовольствием вопрос решался сравнительно просто (на минских хлебозаводах можно было получать хлеб, а в пригородных совхозах — мясо, овощи, фураж), то проблема боеприпасов остро встала в первый же день боя. Снаряды имелись лишь в передках орудий и зарядных ящиках. Полковую и батальонную артиллерию мы в какой-то степени обеспечили из артиллерийского склада пограничных войск, а для двух дивизионных и корпусного артиллерийских полков достать снаряды не могли. Патронов и ручных гранат имелось достаточно. Противотанковых мин почти не было. Для борьбы с танками приходилось применять бутылки с горючей смесью.

26 июня бой начался ранним утром. Частая пулеметная и ружейная стрельба слышалась на правом фланге 30-го стрелкового полка. Офицер, дежуривший ночью на наблюдательном пункте, доложил мне, что перед рассветом был слышен шум моторов в роще, прямо на запад, в 2 км от нашего переднего края. На восток пролетели девять “юнкерсов”. На правом фланге 30-го стрелкового полка появился взвод мотоциклистов, с ними началась перестрелка. Командиры полков сообщили по телефону о начавшемся артиллерийском налете по участку 30-го стрелкового полка и оборонительным позициям 159-го полка. Вскоре бой развернулся по всему фронту. Против 30-го стрелкового полка наступало до батальона танков и до двух батальонов пехоты. Ожесточенный бой завязался в районе Рогова и южнее (схема 2). В Рогове ворвалась рота вражеской пехоты и десятка два танков. Оборонявшаяся здесь наша 1-я рота понесла большие потери от минометного огня, люди не выдержали, дрогнули перед танками и начали отходить к деревне Пухляки. Но один смельчак засел под мостом на шоссе южней Пухляки и, подпустив танки, бросил несколько бутылок. Первый танк загорелся. Подходит второй. Еще одна бутылка, брошенная в упор, разбилась о броню, вспыхнул огонь. Третий танк свернул с шоссе, и тут же пламя охватило его. Истребитель танков бил из автомата по выскакивавшим танкистам. Остальные танки начали разворачиваться назад, по ним стреляли наши пушки от деревни Жуки. Фашистская пехота, занявшая деревню Рогове, увидя горевшие танки, растерялась.

Воспользовавшись замешательством противника, командир 1-й роты Афанасьев привел роту в порядок. Прибывший в роту командир 1-го батальона капитан Новиков с десятком автоматчиков и двумя станковыми пулеметами приказал установить пулеметы на окраине деревни Пухляки и открыть огонь. Скомандовав роте “За мной, бегом!”, он увлек людей в атаку на Рогове. Пулеметы с окраины Пухляки очень удачно обстреляли врага в Рогове. Гитлеровцы не выдержали удара и, бросая оружие, побежали на запад. Немецкие танки тоже отошли. В Рогове осталось десятка три трупов и 5 танков, 3 из них догорали. 12 немецких солдат взяли в плен. Здесь действовал 25-й вражеский танковый полк.

На мосту у деревни Пухляки наши бойцы нашли убитым рядового 1-й роты Пшеничного. Это он поджег три танка и своим героическим подвигом внес замешательство в ряды противника, задержал наступление вражеских танков и пехоты.

В то время когда 1-я рота вела бои за Рогово, левее ее в рощах у деревни Криницы послышалась сильная стрельба. Там оборонялась наша 5-я рота (см. схему 2). Против нее наступала цепью рота вражеской пехоты вслед за танками. Вскоре танки, встреченные метким огнем пушек, повернули назад.

Командир роты лейтенант Омелькин, увидев, что танки ушли от пехоты, решил контратаковать немцев во фланг. Он поставил на своем левом фланге в окопах ручной пулемет сержанта Верхоглядова и с ним 5 стрелков. Всех остальных бойцов собрал на северной опушке рощи, где противник не наступал.

Верхоглядов был отличным пулеметчиком. Он бил по немецкой цепи вначале одиночными выстрелами, поражая противника одного за другим. Когда немцы приблизились, в дело вступили стрелки. И тоже удачно. Гитлеровцы не выдержали меткого огня и залегли. Они открыли по южной опушке рощи ответный минометный, пулеметный и ружейный огонь. 10 минут продолжался обстрел. Затем цепь поднялась и бросилась на опушку. Четверо смельчаков (два товарища уже были убиты) встретили врага огнем в упор. А в это время с севера на юг вдоль опушки во фланг и тыл немцам стремительно нанесла внезапный удар 5-я рота. Советские воины смяли вражескую цепь, и немногим из атаковавших удалось уйти. По документам убитых установили, что была разгромлена 3-я рота 82-го пехотного полка.

Итак, подразделения 30-го полка отбили атаку немцев. С 288-м стрелковым полком связи не было, его левый фланг отошел.

В районе Заславля на правый фланг 159-го стрелкового полка противник наступал вяло. Несколько его танков подорвалось на минах. Атака захлебнулась у МТС (в 2 км западнее Заславля). На левом фланге дивизии было спокойно.

Поступили сведения, что 108-я стрелковая дивизия вела бой в Койданове; севернее Минска на линии Острошицкий Городок, Городок Семков заняла оборону 100-я стрелковая дивизия, так как в районе местечка Белоручье и севернее местечка Острошицкий Городок появились танки врага (см. схему 1).

В 11 часов 26 июня немцы возобновили атаки на прежних направлениях и примерно теми же силами. Результат был тот же — наши части успешно отбили атаки.

В 17 часов немцы, подтянув силы, в третий раз предприняли атаки. Они наступали в двух направлениях: на правый фланг 30-го полка и на Заславль (схема 3).

К концу дня снаряды у наших артиллеристов иссякли, стрелковые роты поредели. Противник, наносивший удар вдоль шоссе, потеснил правый фланг 30-го стрелкового полка и занял Козеково и Угляны. В районе деревни Жуки в окружении дрались подразделения 1-го батальона, которыми командовал капитан Новиков.

Когда обозначился прорыв танков на Козеково и правофланговые роты начали отходить, командир 30-го стрелкового полка полковник Ефремов сообщил по телефону: “Нечем держать. Прошу помочь”. На его правом фланге сложилась критическая обстановка. Надо было принимать срочные меры. Я ответил, что высылаю ему на помощь из своего резерва противотанковый дивизион капитана Котлярова, который выдвинется через Вышково на хутор Червонный Брод.

Две батареи Котлярова, скрытно продвигаясь через рощи, быстро вышли в район Селище. Котляров с высоты увидел немецкие танки в одном километре к северу от этого пункта. Батареи немедленно развернулись и открыли огонь. Расчеты действовали исключительно четко. Дивизион капитана Котлярова еще в мирное время отличался хорошей выучкой. Материальная часть его батареи находилась в идеальном порядке. На учениях и стрельбах дивизион получал отличные оценки. И вот здесь, северо-западнее Минска, артиллеристы его дивизиона показали свою выучку. Первые же меткие выстрелы внесли смятение в наступавшие войска противника. Уткнулся в землю носом один танк, загорелся другой, третий неестественно завертелся на одном месте, а четвертый и пятый повернули вспять.

Командир 30-го стрелкового полка полковник Ефремов, его заместитель полковой комиссар Маковозов остановили отступавших, успокоили, подбодрили, усилили резервной ротой и под прикрытием огня котляровских орудий повели в контратаку от Селище на север. Фашистские автоматчики, преследовавшие наши отходившие группы, приостановились, отстреливаясь, потом попятились и, подстегиваемые нашим огнем, побежали.

Однако подразделения 30-го полка увлеклись преследованием и не заметили, как из леса западнее Ошнарова вышла рота вражеской пехоты с танками. Удар противника во фланг оказался неожиданным. Поэтому наступавшие две роты и котляровские орудия отошли в лес восточнее Селище.

В целом же результаты боя у Селище были неплохие. Восемь орудий противотанкового дивизиона уничтожили 18 танков. Но и дивизион потерял три пушки. Хотя закрыть прорыв у Козекова не удалось, так как не имелось резервов, но бой задержал продвижение противника. Кроме того, он облегчил выход из окружения подразделений 1-го батальона. Их вывел с боем командир батальона капитан Новиков, уже дважды раненный.

В это же время на стыке 30-го и 159-го стрелковых полков противник повел наступление ротой танков и двумя ротами пехоты против одной нашей роты, оборонявшей позиции северо-западнее местечка Заславль (см. схему 3). Врагу удалось захватить МТС. В ходе наступления немцы потеряли до десятка танков, и атака их выдыхалась. Но, получив на подкрепление танковую роту, противник усилил атаки и занял станцию Заславль и мукомольную фабрику. Тогда командир 159-го стрелкового полка подполковник Белов бросил в контратаку свой резерв — стрелковую роту с двумя пушками и двумя станковыми пулеметами. Но из-за того, что рота пошла на противника в лобовую атаку, а пушки отстали, контратака захлебнулась.

В 19 часов подполковник Белов доложил мне: немцы ворвались в Заславль. Я передал Белову его 3-й батальон, находившийся в моем резерве, и приказал выбить противника из этого пункта.

— Кто поведет 3-й батальон? — спрашиваю его.

— Я сам,— доложил Белов. (Надо сказать, что 3-м батальоном командовал недостаточно волевой офицер).

— Правильно. Действуйте. Желаю успеха.

Контратака Белова, направленная на этот раз во фланг наступающим, оказалась успешной. Под прикрытием огня стрелковые роты стремительно ударили на западную окраину города, а с востока ворвался отдельный разведывательный батальон под командованием майора Чумакова. На улицах и во дворах дело доходило до ожесточенных рукопашных схваток. Подполковник Белов верхом на коне, подбадривая людей, бросался в самые опасные места. Эта лихость стоила ему жизни.

За кирпичной стенкой возле церкви засели немцы. “За мной, товарищи!” — скомандовал Белов группе солдат, не решавшихся выйти из-за построек, и направил коня к церкви. Пуля ударила Белова в голову, и он поник на седло... Гибель командира полка в самый ответственный момент боя могла привести к тяжелым последствиям. Бойцы вначале растерялись. Но секретарь комсомольского бюро, находившийся неподалеку, крикнул: “Отомстим за командира полка! За мной!”. Солдаты решительно атаковали врага, засевшего в церкви. Фашисты были разбиты и изгнаны из города.

Ночь на 27 июня была беспокойной. Перестрелка вспыхивала в разных местах на всем фронте дивизии. В небе то и дело появлялись ракеты. С вражеской стороны слышалось непрерывное движение машин. Неприятельские войска сосредоточились в районе Козеково, Угляны и в местечке Белоручье (схема 4). Наблюдалось усиленное движение западнее Заславля.

Наши части приводили себя в порядок, окапывались на новых позициях, разыскивали и пополняли боеприпасы. Мы соблюдали строжайшую экономию снарядов, и все же 26 июня обстановка вынудила нас израсходовать двойную норму снарядов, установленную по самому ограниченному лимиту, а некоторые орудийные расчеты даже тронули неприкосновенный запас. Поэтому расход снарядов на следующий день приходилось вновь сокращать.

Мало кто спал в эту ночь. Все чувствовали, что завтра будет решительный бой.

На рассвете 27 июня бой развернулся на всем фронте дивизии. Главный удар противник наносил в районе Угляны, местечко Острошицкий Городок. Из сведений, полученных от пленных, нам было известно, что наступали танковый полк и около мотополка 20-й танковой дивизии 39-го моторизованного корпуса. Танковый полк 7-й танковой дивизии этого же корпуса действовал от станции Радошковичи через Боубли на местечко Городок Семков. Мотополк этой же дивизии с танками ворвался в местечко Заславль. Южнее, из местечка Раков по большаку на Мудровку, действовал мотоциклетный батальон противника (см. схему 1).

От командования 108-й стрелковой дивизии поступило сообщение, что участок ее обороны в районе Койданово был прорван, два батальона танков противника, поддержанные авиацией, устремились на Минск, что против нее действует 18-я танковая дивизия 47-го танкового корпуса.

Мы понимали, что враг стремится сомкнуть танковые клещи у Минска, наступая с северо-запада 39-м танковым корпусом, а с юго-запада — 47-м.

100-я стрелковая дивизия левым флангом перешла в контратаку на Вяча и Масловичи. Контратака развивалась успешно. Она во многом облегчила положение нашего 30-го стрелкового полка, отбивавшего атаки двух вражеских полков. Но в целом положение все более усложнялось. В ротах осталась половина состава.

Тяжелый бой с численно превосходящим противником продолжался до вечера. В 19 часов штаб дивизии получил радиограмму от командира 30-го стрелкового полка: “Перед фронтом полка действует больше сотни танков. Отбиваться нечем. Полк отходит на Городок Семков”.

С командного пункта дивизии был виден медленный отход подразделений 30-го стрелкового полка от Селец и Новинки. Танки противника сосредоточивались в рощах у Калинине. У меня в резерве ничего уже не оставалось. Нельзя было даже в полную меру использовать имевшуюся артиллерию для оказания поддержки отходившим подразделениям полка, так как кончались снаряды. Надежды на подход подкреплений с тыла не было никакой.

Необходимо было остановить отход 30-го полка и назначить ему новый рубеж обороны. С офицером связи я послал приказ, в котором этому полку ставилась задача занять оборону на рубеже Ошмянцы, Городок и установить связь с левым флангом 100-й стрелковой дивизии (схема 4). В этот же день 159-й стрелковый полк под натиском противника оставил Заславль. Правый фланг этого полка упирался в лес в 2 км западнее командного пункта дивизии, левый выходил на опушку большого леса у Старого Села. 108-я стрелковая дивизия оборонялась в районе станции Фаниполь (см. схему 1).

Враг теснил наши обескровленные части, связь штаба дивизии с некоторыми частями была нарушена. Вечером получили единственную за весь день радиограмму 288-го стрелкового полка, в которой сообщалось: “Полк отошел в лес северо-восточнее Логойска”. Мы не знали, что делается в этом полку. Посылаемые для связи люди не возвращались. Радио работало скверно, некоторые радисты оказались недостаточно обученными. В отдельных случаях радиосвязь не устанавливалась из-за боязни, что противник может засечь рацию. Отмечались случаи, когда командиры держали рации подальше от себя. Подчиненные не проявляли необходимой энергии и настойчивости в восстановлении связи со старшим начальником. Это касалось и нашего штаба дивизии и особенно штабов полков.

Вечером 27 июня мы отправили в местечко Волма (восточное Минска) гаубицы, не имевшие уже снарядов, транспорт, тылы, второй эшелон штаба дивизии и тяжелораненых. Руководство отходом этой артиллерии и тылов возлагалось на заместителя командира дивизии по тылу майора Косых. Он успешно справился с поставленной задачей: проселками южнее Минска благополучно вывел артиллерию и тылы в указанный пункт.

Командный пункт нашей дивизии переместился в лес у Мудровки (в 10 км западнее Минска).

Весь день 28 июня шли жестокие бои на левом фланге 64-й стрелковой дивизии у деревни Старое Село и в районе станции Фаниполь, где занимали оборону части 108-й дивизии. Сосед справа — 100-я дивизия — на рубеже леса южнее местечка Острошицкий Городок, Паперня отражал непрерывные атаки противника, переходил несколько раз в короткие контратаки.

30-й стрелковый полк нашей дивизии с десятком орудий оборонялся на линии Ошмянцы, Городок. За два дня боев он потерял 2/3 личного состава и большую часть артиллерии. К 28 июня по составу он представлял собой не больше батальона. В первой половине дня немцы мелкими группами прощупывали расположение этого полка. В 14 часов после сильного артиллерийского налета перешел в атаку танковый полк противника из Городок Семков на Городок и прорвал оборону 30-го полка. Последний вместе с частями 100-й дивизии вечером 28 июня отошел через Уручье на Волму.

159-й полк правофланговыми подразделениями в лесу южнее Заславля отбивал атаки мелких групп противника, пытавшихся проникнуть в тыл. На левом фланге этого полка в районе Старое Село шел напряженный бой. Неоднократные атаки противника были успешно отбиты.

108-я дивизия правым флангом удерживала узел дорог у Городища, а остальными силами продолжала вести тяжелые бои в районе станции Фаниполь и разъезда Волчковичи. Здесь прорвались части 18-й и 17-й танковых дивизий из танковой группы Гудериана.

28 июня ночью из штаба 44-го корпуса прибыл подполковник Кутзин и передал приказ оборонять рубеж Городок, станция Ратомка, Старое Село. Но приказ запоздал: Городок наши подразделения вынуждены были оставить и, так как противник вышел к Минску, обороняться предстояло в окружении. Мы заняли круговую оборону в районе станция Ратомка, лес восточное Старого Села, Мудровка (см. схему 1).

В район, занимаемый дивизией, выходило много отступавших одиночек и мелких групп, уцелевших от частей, действовавших в первые дни войны на новой границе. Из них мы сформировали два полка. Одним полком назначили командовать майора Гаева, который до войны был в нашей дивизии командиром легкоартиллерийского полка. В апреле 1941 года он получил назначение командовать артиллерийской противотанковой бригадой, которая формировалась вблизи новой государственной границы. К 22 июня Гаев не успел сформировать бригаду. Были люди и прекрасные орудия, но не было средств тяги и снарядов. Вполне естественно, что майор Гаев в сложившихся условиях смог вывести, и то с большим трудом, только людей.

К вечеру 30 июня на командный пункт 64-й стрелковой дивизии прибыл командующий 3-й армией генерал-лейтенант В. И. Кузнецов с несколькими генералами и полковниками. Они приехали с запада на легковых машинах. Я доложил генералу Кузнецову, что решил дождаться подхода частей, выводимых с запада генералами И. В. Болдиным и К. Н. Галицким. Генерал Болдин, как заместитель командующего Западным фронтом, конечно, будет руководить дальнейшими действиями. Сведения об организованном отходе наших войск продолжали поступать, но уверенность в его успехе уже падала. Поэтому, когда генерал В. И. Кузнецов спросил: “А если они не подойдут?”, я ответил: “В этом случае перейдем к партизанским действиям”.

В штабной землянке генерал Кузнецов собрал совещание. Стоял вопрос: что делать? если отступать, то куда? Ожидать подхода отступавших войск Болдина и Галицкого большинство не рекомендовало. На них мало было надежды, да и время нельзя терять. Предложение о переходе к партизанским действиям никто не поддержал. Все высказались за отход и присоединение к своим главным силам. Отступление было возможно по двум направлениям: на северо-восток (более лесистое, но и более длинное) и на юго-восток После обстоятельного обсуждения различных вариантов выхода из окружения генерал Кузнецов продиктовал, а начальник штаба 64-й стрелковой дивизии полковник Белышев записал приказ следующего содержания: “Под своим командованием объединяю две дивизии (64-ю, 108-ю) и мелкие разрозненные части. Всем прорываться на юг в районе станции Фаниполь, затем повернуть на юго-восток в общем направлении на Бобруйск, Гомель, где соединиться с частями Красной Армии. Выход начать в ночь с 1 на 2 июля”.

В соответствии с этим приказом мною было принято решение отступать двумя колоннами: 159-й полк с оставшейся артиллерией, управление дивизии с отдельным разведывательным батальоном и отдельным батальоном связи (левая колонна) движутся на разъезд Волчковичи; сводный полк под командой майора Гаева идет правее (схема 5).

Коротки июньские ночи. К разъезду Волчковичи подошли уже за светло. С высоты 236,2 обнаружили, что немцы занимали разъезд, и деревни Прилучки и совхоза Отолино к разъезду направлялись две роты противника, танки располагались группами вдоль железной дороги.

В районе станции Фаниполь слышалась сильная стрельба. В небе появились “юнкерсы”. Дивизия втянулась в рощи западнее разъезда. Предстоял бой. Медлить было нельзя. Принимаю решение атаковать разъезд с ходу. Наши артиллеристы выдвинули на восточную опушку леса все пушки (их было 12, для каждого орудия имелось 4—5 снарядов). Им было дано указание бить только по танкам и наверняка. Этой огневой группой командовал начальник артиллерии дивизии полковник Кригер-Лебедь.

Наиболее боеспособные подразделения: разведывательный батальон, батальон связи, в которых насчитывалось по сотне людей, 5-я стрелковая и 1-я пулеметная роты 159-го стрелкового полка, пошли первыми в атаку. Ее возглавил майор Чумаков. Главные наши силы (159-й стрелковый полк и сборный полк) майор Гаев повел по рощам на юг. Ему было приказано одновременным броском проскочить через железную дорогу и уходить в лес в районе совхоза Мариинполь.

За разъезд Волчковичи завязался упорный бой. Первая атака оказалась неудачной. К разъезду с севера и юга подошло около десятка танков. Три из них наши артиллеристы подбили, а остальные устремились на атакующих. Люди не выдержали, отошли в лес. Танки к лесу не приближались, стреляли издали. От наших снарядов загорелось еще два танка. Налетели “юнкерсы” и стали бомбить лес.

Немецкая пехота пошла в атаку, ее встретили пулеметы с опушки. Мы перестроились, взяли направление южнее. Стремительно ударили по атакующим немцам с левого фланга. Запылали еще два танка. С врагом сошлись почти вплотную, но до штыкового боя не дошло, немцы побежали на север к реке Птичь. Разъезд остался за нами.

Горели танки с эмблемой “Г”. Раненые пленные сообщили, что они из состава 17-й танковой дивизии 47-го танкового корпуса.

В это время Гаев, выставив заслон на правом фланге, построил всех людей (тысячи три) в одну шеренгу, локтем к локтю и всей этой длинной шеренгой одновременно бегом преодолел открытую полосу вдоль железной дороги (метров 300). Полосу обстреливали немцы из пулеметов и танков справа. Потерь было мало, фашисты не ожидали такого приема. Гаев с людьми ушел.

Бой у разъезда Волчковичи продолжался еще часа три. Арьергард свою задачу выполнил — отвлек на себя все внимание противника и дал возможность двум полкам уйти на юг. Это обошлось дорого, подразделения арьергарда понесли большие потери: около ста человек выбыло из строя, разбито было четыре орудия и две бронемашины. Немцы потеряли 12 танков, 3 десятка машин, много людей.

Арьергардные подразделения (около 300 человек) с шестью пушками, неся на руках раненых, благополучно прошли через железную дорогу на юг.

Гудериан в своих воспоминаниях пишет: “2 июля... Я поехал к генералу Лемельзену (генерал Лемельзен командовал 47-м танковым корпусом. — Авт.) и приказал ему и находившемуся у него командиру 29-й мотодивизии держать кольцо окружения замкнутым. После этого я направился в Койданово, где находилась 17-я танковая дивизия. Генерал Ритер фон Вебер доложил, что он успешно отразил все попытки противника вырваться из окружения”.

Генерал Вебер обманул Гудериана. 2 июля днем с боем через боевые порядки 17-й танковой дивизии, которой командовал генерал Вебер, прошли на юго-восток части 64-й стрелковой дивизии и присоединившиеся к ней подразделения — всего около 3000 человек. Правее, как мне стало позже известно, прорвалась на юго-восток и 108-я стрелковая дивизия.

Нам показалось странным, что немцы не преследовали нас. Оказывается, как пишет Гудериан, при передаче приказа 17-й танковой дивизии произошло какое-то недоразумение: части дивизии не получили приказа оставаться на участке фронта вокруг окруженной группировки и продолжали продвижение на Борисов.

Следовательно, генерал Вебер полагал, что его подчиненные держат фронт окружения, а они в это время самовольно шли на Борисов. Все рвались без оглядки вперед, желая первыми получить лавры победителя.

Семь дней части 64-й стрелковой дивизии, неотмобилизованные и необеспеченные в материально-техническом отношении, вели бои на широком фронте западнее Минска с танковыми дивизиями врага. Противнику был нанесен значительный урон. В свою очередь и части 64-й дивизии понесли большие потери в людях и боевой технике. Израсходовав все боеприпасы, они отошли: два стрелковых полка отступили на восток севернее Минска, остальные части южнее. После соединения со своими войсками 64-я стрелковая дивизия была пополнена и в последующих боях за боевые подвиги, организованность, дисциплину и примерный порядок одна из первых получила звание 7-й гвардейской.

Чем объясняются неудачные оборонительные действия наших войск под Минском?

Во-первых, непомерно растянутыми участками фронта, приходившимися на долю дивизий и полков, к тому же не обеспеченных боеприпасами. Во-вторых, потерей управления. Надежда на возможность управлять в обороне по телефону не оправдалась из-за частого прорыва в тыл танков противника, а радиосредствами мы в достаточной степени не владели и к тому же их не хватало. В мирное время на учениях войска недостаточно обучались восстановлению потерянного управления. И, в-третьих, отсутствием организованного войскового и армейского тыла, материально-технического снабжения. Это объяснялось, в частности, нарушением работы минского железнодорожного узла.

Мы сознавали, что устойчивость обороны зависит от ее активности (проведение контратак, боев за улучшение позиций, разведки боем и т.п.), и, исходя из наших возможностей, стремились активизировать оборону, понимая, что первые неудачи надолго выбивают людей из нормальной колеи и, наоборот, хотя бы небольшой успех окрыляет, вселяет веру в себя, в окружающих.

Особо нужно сказать о боях дивизии в окружении. Окруженному следует действовать быстро и смело. Окружающий и сам находится в очень ненадежном положении, его фланги и тыл легко уязвимы. Дерзкий маневр попавшего в окружение позволит не только выйти из окружения, но и нанести значительный урон противнику.

64sd1.gif


64sd2.gif


64sd3.gif


64sd4.gif


64sd5.gif
User avatar
Igor Kulakov
IgorLab Software TEAM
IgorLab Software TEAM
 
Posts: 2630
Joined: November 21st, 2011, 11:18 am
Location: Evil Empire

Re: СССР - Стрелковые дивизии

Postby Igor Kulakov » June 10th, 2012, 11:00 am

65 стрелковая дивизия

65 сд (12ск забво)

сформ-на (переформир-на?) в июне 39г в г. Тюмень

в ней 38 сп, 60 сп, 311 сп, 127 легкий артполк, 172 гап

к-р полк-к П.К. Кошевой

в Даурии
Сибирская дивизия

дивизия кадровая, неплохо подготовлена, хотя боев. опыта не было.

на начало ноя 41г - подъезжала в эшелонах к Куйбышеву

65 сд из состава 36-й А, ЗабВО в октябре-ноябре 41 перебрасывается с Дальнего Востока под волхов и поступает в состав
4-й отд.А


65-я Новгородская Краснознаменная стрелковая дивизия

15.05.1931 сформирована в Тюмени (ЗабВО) на базе 139-го сп [8]
07.1939 на базе дивизии формируется 128-я сд
1940 переформироавна в мотострелковую [8]
1941 переформирована в стрелковую [8]
29.12.1944 преобразована в 102-ю гв.сд (Приказ НКО № 0412) [1]

Наименования и награды
17.12.1941 награждена орденом Красного Знамени
21.01.1944 присвоено почетное наименование "Новгородская"
31.10.1944 награждена орденом Суворова II ст.

Межвоенный период
07.1939 перебрасывается в УрВО
1939 укомплектовывается личным составом из Омска, Иркутска, Читы и Новосибирска
Великая Отечественная война
в действующей армии: 14.11.1941 - 09.11.1944 [1]
30.10.1941 выгружена в Куйбышеве для проведения там парада 7 ноября
08.11.1941 вновь погружена в эшелоны и отправлена на Запад

На 22.06.1941
Принадлежность 12-й ск ЗабВО [3]
Дислокация
Местоположение
Комначсостав
командир полк. Кошевой Петр Кириллович [2]
Состав
38-й сп
60-й сп
311-й cп
127-й ап (с 03.1942 6-й гв.ап)
172-й гап (до 28.01.1942)
167-й оиптд, 367-я зенбатр (350-й озад), 23-я рр, олб (с 13.10.1942 по 10.04.1943), 74-й сапб, 104-й обс (782-я орс), 54-й медсанбат, 210-я орхз, 230-я атр, 163-я пхп (95-й пах), 199-й двл, 41-я дарм,
98-я ппс, 281-я пкг [1]

Командиры дивизии
1934 - 03.1937 комбриг Гаврюшенко Григорий Федорович (арестован и расстрелян)
11.03.1940 - 22.04.1942 полк. Кошевой Петр Кириллович [2]
23.04.1942 - 21.05.1942 полк. Николаевский Василий Яковлевич [2]
22.05.1942 - 10.08.1942 полк. Кошевой Петр Кириллович [2]
11.08.1942 - 30.04.1943 полк. Николаевский Василий Яковлевич [2]
01.05.1943 - 17.12.1944 полк. Калиновский Григорий Ефстафьевич [2]
18.12.1944 - 29.12.1944 полк. Храмцов Сергей Иванович [2]




Дивизия сформирована в июле 1939 года в городе Тюмень на базе 139-го стрелкового полка как 65-я стрелковая дивизия. Во время войны входила в состав войск 4-й , 52-й, 59-й, 67-й, 7-й, 14-й , с января 1945 года 19-й армий. Участвовала в Тихвинской оборонительной, Тихвинской, Любанской, Ленинградско - Новгородской, Свирско - Петрозаводской, Петсамо - Киркенесской и Восточно - Померанской наступательных операциях. За боевые заслуги преобразована в 102-ю гвардейскую стрелковую дивизию (29 декабря 1944), удостоена почётных наименований "Новгородская" (январь 1944) и "Померанская" (апрель 1945), награждена орденами Красного Знамени, Суворова 2-й степени, Красной Звезды; свыше 12 тысяч её воинов награждены орденами и медалями, 4 удостоены звания Героя Советского Союза.
Дивизией командовали:
Кошевой Петр Кириллович (11.03.1940 - 22.04.1942), полковник;
Николаевский Василий Яковлевич (23.04.1942 - 21.05.1942), полковник;
Кошевой Петр Кириллович (22.05.1942 - 10.08.1942), полковник;
Николаевский Василий Яковлевич (11.08.1942 - 30.04.1943), полковник;
Калиновский Григорий Евстафьевич (01.05.1943 - 17.12.1944), полковник, с ноября 1944 генерал-майор;
Храмцов Сергей Иванович (18.12.1944 - 09.05.1945), полковник.

------------------------------
User avatar
Igor Kulakov
IgorLab Software TEAM
IgorLab Software TEAM
 
Posts: 2630
Joined: November 21st, 2011, 11:18 am
Location: Evil Empire

PreviousNext

Return to Вторая Мировая война - 22 июня 1941

Who is online

Users browsing this forum: Bing [Bot] and 3 guests

cron